Ольга Степаненко
Феномен американского мюзикла «Гамильтон»
Intro
Несмотря на то, что официально американское общество достигло расового равенства еще с отмены рабства, проблема репрезентации темнокожего населения и других меньшинств в таких классических видах развлечения, как театр, все еще существует за счет того, что театр основан на одних и тех же историях, написанных белыми драматургами для белых артистов. Тема репрезентации является важной в контексте формирования американской национальной идентичности, так как США – многонациональное и многокультурное государство.

В июле 1947 года в выпуске издания национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения «Кризис» Джон Ловелл-младший написал статью под названием «Сводка новостей: негр в американском театре (1940–1947)», в которой он рассмотрел театральные постановки Бродвея с точки зрения афро-американских актеров. Статья была опубликована в США еще до начала движения за гражданские права. В ходе своего исследования Ловелл-младший обнаружил, что в течении семи лет, во время которых Америка находилась в психологическом состоянии войны, темнокожие актеры сыграли в 110 пьесах, что составило в общей сложности 13373 спектакля. В своей работе Ловелл-младший предвидел тенденцию, которая осуществилась позднее под названием «colorblind casting», в рамках которой темнокожие актеры учились играть в «белых» пьесах так, как будто роли были «бесцветными».

Любая тема, затрагивающая права темнокожего населения, неразрывно связана с современным общественным движением Black Lives Matter, основанным в 2013 году. В свете событий конца мая-начала июня 2020 года, можно сказать, что борьба за права темнокожих все еще является острой социальной проблемой для США, поэтому, в перспективе, такие репрезентативные культурные опыты, как «Гамильтон», будут повторяться.

Бродвейский театральный сезон 2015-2016 годов считается одним из самых репрезентативных в истории театра. Одну из ключевых ролей в этом сыграла постановка Лин-Мануэля Миранды «Гамильтон» – мюзикл об отцах-основателях США, представленный преимущественно актерами афро-, латино- и азиато-американского происхождения. Такой тип кастинга получил смешанные отзывы: с одной стороны, он открыл путь представителям этнических меньшинств к традиционно белым ролям, с другой – исказил исторический аспект мюзикла.

Помимо расового аспекта, мюзикл также является репрезентацией американской культуры, политики и истории, из-за чего он и получил такую большую популярность и стал одним из самых известных бродвейских мюзиклов.
Гипотезы исследования
1
Репрезентативность
Благодаря мюзиклу «Гамильтон» степень репрезентативности цветного населения на сцене Бродвея стала значительно выше – представителей этнических меньшинств стали чаще рассматривать в качестве претендентов на традиционно «белые» роли.
2
Музыка
Музыкальная составляющая подчеркивает культурно-исторический бэкграунд актерского состава, является примером использования современных жанров музыки на Бродвее.
3
Резонанс
Мюзикл породил общественный резонанс из-за исторических неточностей.
4
Зеркало
«Гамильтон» является отображением американского общества как прошлого, так и настоящего, включая его политические убеждения, национальную идентичность и культуру.
Синопсис
Мюзикл рассказывает историю жизни одного из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки – Александра Гамильтона. Гамильтон был сиротой, ребенком, рожденным вне брака. После смерти матери молодой Александр остался без гроша. Проявив свое мастерство в писательстве, он отправился в Нью-Йорк, где познакомился с Аароном Берром, который, в свою очередь, познакомил его Геркулесом Маллиганом, Джоном Лоуренсом и маркизом де Лафайетом, такими же революционерами, как и сам Гамильтон.
Гамильтон и Берр – две противоположности, которые еще не раз столкнутся друг с другом на своем жизненном пути. В Нью-Йорке он сосредоточился на борьбе в войне за независимость против Великобритании. Во время одного из балов, он знакомится с сестрами Скайлер, дочерьми богатого генерала, и вскоре женится на одной из них, Элайзе. После он стал командиром артиллерийской дивизии, а затем – адьютантом генерала Джорджа Вашингтона. В последнем крупном сражении войны в 1781 году Гамильтон возглавил атаку против британцев в Йорктауне, что привело к победе американцев и капитуляция армии Великобритании.
Когда война почти закончилась, он подал в отставку, чтобы вернуться к жене и новорожденному сыну. После войны Гамильтон и Берр работали юристами в Нью-Йорке, при этом карьера Гамильтона строилась успешнее. Когда Джордж Вашингтон стал первым президентом Соединенных Штатов, он сделал Гамильтона своим министром финансов. В том же 1789 году на должность госсекретаря был избран только что вернувшийся из Франции Томас Джефферсон. Он отправляется в Нью-Йорк на встречу с Вашингтоном и Гамильтоном, где вступает с последним в спор о государственном долге и о создании национального банка.
Гамильтон вступил в связь с замужней женщиной, Марией Рейнольдс, её муж, узнав об этом, начал вымогать у него крупные суммы денег. Чтобы избежать предъявленных Берром и Джефферсоном обвинений в растрате средств и очистить свое имя, Гамильтон публикует подробное описание своего романа, что рушит его политическую карьеру. Гамильтон активно создавал себе новых врагов, а обмен оскорблениями с одним из его критиков, Джорджем Эккером, стоил жизни его сыну Филиппу на дуэли.
Гамильтон снова вернулся в политику к выборам 1800 года. Он выступил против Берра, баллотировавшегося на пост президента против Джефферсона. Джефферсон выиграл выборы, что породило конфликт между Гамильтоном и Берром, а затем и вызов на дуэль. На дуэли Гамильтон стреляет в воздух, в то время как Берр стреляет в Гамильтона.
Гамильтон умирает, мюзикл заканчивается рассказом всех остальных героев о нем и его роли в истории США. Элайза рассказывает о своей роли в сохранении наследия своего мужа на протяжении следующих 50 лет. Обращаясь непосредственно к Гамильтону, она говорит, что основала частный приют в его честь, и не может дождаться, чтобы увидеть своего мужа, закончив свой жизненный путь.
Гамильтон как культурный прорыв
«Гамильтон» стал одним из самых громких мюзиклов на Бродвее за последние несколько лет, его успех можно сравнить с такими шедеврами, как «Оклахома!» и «Вестсайдская история». Однако, в отличие от них, «Гамильтон» был создан одним человеком – Лин-Мануэлем Мирандой, который написал музыку и тексты песен. «Гамильтон» объединяет в себе американскую историю с современной политикой, комбинируя стилистику популярной R&B музыки с классическими либретто. В первые два года после своего дебюта мюзикл собрал более одного миллиарда долларов с продажи билетов, выиграл множество театральных наград и привлек огромную аудиторию поклонников со всего мира.

Мюзикл «Гамильтон» можно назвать самой известной постановкой Миранды, однако она не является единственной в его списке. Он прославился еще в 2008 году, поставив свой мюзикл «На высотах», ставший хитом на Бродвее и получивший 4 премии «Тони».

В 2008 году Лин-Мануэль Миранда берет в руки бестселлер Рона Чернова об одном из отцов-основателей США – Александре Гамильтоне. Именно этот момент принято считать отправной точкой создания революционного американского мюзикла. Уже через год Миранда выступает с синглом «Alexander Hamilton» в Белом Доме, назвав эту песню концептом для нового альбома, оригинальное название которого было «The Hamilton Mixtape». Позже, 14 марта 2016 года, Лин-Мануэль Миранда вместе с оригинальным актерским составом «Гамильтона» снова выступит в Белом Доме. Во время вступительной речи Барак Обама вспомнит, как Миранда сказал, что работает над мюзиклом о «человеке, в ком по-настоящему воплощается хип-хоп: министре финансов Александре Гамильтоне». «Итак, мы все начали смеяться, но Лин-Мануэль был серьезен. А смеется сейчас?», – сказал Обама. Президентство Обамы можно считать историческим: люди надеялись, что при нем они смогут увидеть другую, более разнообразную Америку – ее многочисленные идентичности и этнические группы.

В 2015 году билеты на премьеру были раскуплены еще задолго до самого выступления, после дебюта мюзикл обрел фанатов по всему миру, и уже в 2016 году получил рекордные 16 номинаций на премию «Тони», включая все главные номинации. Чтобы понять, что послужило причиной такого грандиозного успеха исторического, казалось бы, не рассчитанного на большую целевую аудиторию мюзикла, нужно рассмотреть историко-культурную ценность, которую он несет.
Почему Александр Гамильтон?
Возможно, пренебрежение таким персонажем в истории схоже с положением иммигрантов в Америке, в том числе и самого Лин-Мануэля Миранды, выходца из семьи пуэрториканских иммигрантов – они сыграли большую роль в национальной истории США, однако продолжают игнорироваться. Строчки, которыми открывается мюзикл – «Каким образом внебрачный ребенок, сирота, сын шлюхи и шотландца…вырос и стал героем и ученым?» – уже намекают на некоторое пренебрежение человеком в контексте истории.

Приравнивать трудности, с которыми столкнулся белый мужчина, будучи иммигрантом, к трудностям, являющимися последствиями рабства, с которыми цветные люди сталкиваются и по сей день было бы некорректно, однако «Гамильтон» становится символом единства многонациональной и разнообразной американской культуры на сцене Бродвея. Его основа – этнические меньшинства и иммигранты, однако история не изображает их в роли рабов. Так, «Гамильтон» вносит свой вклад в совершенствование нетрадиционного кастинга, противоположенного «блэкфейсу» на сцене театра.

Получается необычный феномен – история о колонизаторах включает в себя минимум белых актеров, она представлена с точки зрения музыкального, исторического и политического единства американской культуры. Тем самым, мюзикл представляет собой социальный комментарий на политическую, экономическую и культурную обстановку в США современности.


Музыкальные особенности и лейтмотивы
Почему «Гамильтон» звучит как единая композиция, а не 46 отдельных песен? Одна из основных причин, почему мюзиклу удалось добиться такой целостности – это использование тем и лейтмотивов, встречающихся на протяжении всей истории.

Лейтмотивом можно назвать все, что используется в произведении больше одного раза: слово, фраза, звук, изображение, цвет или идея, важная для истории. Мотив закрепляет за собой идею или эмоцию, которую зритель испытывает в этот момент, а повторное использование тех или иных мотивов накладывает разные эмоции друг на друга как снежный ком. Чем чаще повторяется лейтмотив, тем больше смысла в него вложено.

Основные мотивы «Гамильтона» можно разделить на два типа: лирические и музыкальные. Лирические лейтмотивы более заметны, так как представляют собой переходящие из одной композиции в другую слова и фразы. Самыми распространенными из них можно считать фразы «I am not throwing away my shot» и «Why are you writing like you're running out of time?» - они повторяются на протяжении всего мюзикла в разных композициях, каждый раз имея в себе новый смысл.

Также присутствуют и музыкальные лейтмотивы, например, вступительная часть композиции «Take a break», в которой Элайза учит сына Филиппа играть на фортепиано, перекликается с мелодией «10 Duel Commandments», намекая зрителю на то, как погибнет Филипп задолго до его смерти, а позже, в композиции «Blow Us All Away», повторяется снова уже во время его гибели.

Наличие скрытых лейтмотивов заставляет людей смотреть мюзикл несколько раз, так как не все они заметны сразу. Рассмотрим, как работают лейтмотивы в «Гамильтоне» на примере одного из наиболее комплексных и важных из них – «Wait for it». «Wait for it» является лейтмотивом и визитной карточкой одного из главных героев, антагониста Аарона Берра. Гамильтон и Берр представляют собой две противоположности. Мотивом Гамильтона является фраза «just you wait», которую он повторяет множество раз на протяжении всей истории, в то время как мотив Берра – «wait for it». Две эти фразы имеют разную смысловую нагрузку и точно характеризуют этих персонажей – Берр ждет, Гамильтон – действует. Однако, с каждым упоминанием фраза Берра приобретает новый смысл для героя. Она играет ключевую роль в пяти композициях мюзикла: «Wait for it», «Non-stop», «The Room Where It Happens», «Hurricane» и «The World Was Wide Enough», но в каждой из них имеет разное значение – она олицетворяет терпение и рассудительность, играет роль насмешки, совета, угрозы и сожаления. Каждая новая эмоция не заменяет собой другую, а накладывается на нее и вызывает у зрителя больше чувств, когда он снова и снова слышит эту фразу. Так, лейтмотив показывает, как изменились герои к концу истории: их роли поменялись – в финальной дуэли Берр действует, а Гамильтон – ждет.

Таких лейтмотивов в «Гамильтоне» много – «my shot», «look around», «satisfied», «helpless» – каждый из них встречается в нескольких композициях и каждый раз имеет разную смысловую нагрузку. «Гамильтон» строится на повторении и противопоставлении, добавляя новые лейтмотивы, чтобы связать историю воедино.
Музыкальные референсы и традиционность
Язык текстов Миранды уникален, его можно назвать языком улиц, языком на котором разговаривают дети иммигрантов.

Музыкальный альбом «Гамильтона» называют одним из самых «быстрых» в истории мюзиклов. Его длина составляет 2 часа 23 минуты, 20520 слов, со средней скоростью 144 слова в минуту. 20520 слов составляет почти в 10 раз больше, чем предшественник «Гамильтона», мюзикл «1776». Если бы «Гамильтон» был спет в привычном для Бродвея стиле, для этого потребовалось бы несколько часов, но именно хип-хоп помогает задать ритм всей постановке.

«Гамильтон» – далеко не первый эксперимент с рэпом на сцене театра, но его можно назвать самым удачным. Успех «Гамильтона» заключается в необычном выборе истории. Такие известные хип-хоп и рэп мюзиклы, как «Graffiti Blues», «Bring in da Noise», «Carmen: a hip hopera», «Holler if YA Hear Me», «In the Heights» — это истории о героях, представителях дискриминируемого класса из неблагополучных районов, темнокожих и латиноамериканцах, которые разговаривают языком хип-хопа – то есть языком улиц. «Гамильтон» же вписывает маргинализированное население, цветных людей и их культуру, в нарратив белых колонизаторов.

Весь мюзикл звучит как одна композиция длиной в 2,5 часа, потому что использование разных стилистик хип-хопа и R&B помогает сохранять целостность и, одновременно с этим, добавляет каждой песне свою специфику. На протяжении всего мюзикла есть только три момента, выбивающихся из общей картины – это композиции короля Великобритании Георга III. Вдохновленные брит-попом и классическим Бродвеем композиции имеют мало общего с хип-хопом, однако являются прямой отсылкой к эпохе Британского вторжения. Эти композиции стали похожими на песни The Beatles, в которых пацифистские мотивы заменены совершенно противоположными. Герои как будто разговаривают на разных языках, что еще больше увеличивает разницу между Великобританией и США в глазах зрителя.

С хип-хопом «Гамильтона» связывает не только наличие рэпа и битов, но и поп-культурные референсы. Их можно найти как в отдельных песнях, так и во самом стиле повествования, который можно считать отсылкой на фильм и альбом Эминема «8 миля». Бродвейский мюзикл делает намеренные отсылки к творчеству Бигги, Jay-Z, DMX и других хип-хоп исполнителей, повлиявших на становление этого жанра. Отдельные референсы к жанру можно найти в таких повторяющихся кэтч-фразах, как «What's your name, man?» или «New York, New York». Мюзикл об иммигрантах и отцах-основателях преподносит историю о человеке, поднявшимся с низов благодаря своему труду так, что она соотносится с историями тысяч людей, включая исполнителей этого жанра, самостоятельно прокладывавшими себе путь на вершину. Референсы в «Гамильтоне» важны - шоу заимствует, но при этом отдает должное прародителям хип-хопа.

В конце 2016 года выходит другой сборник с песнями «Гамильтона», в этот раз записанный популярными американскими исполнителями. Микстейп состоит из 23 песен в исполнении таких музыкантов, как Алиша Киз, Джон Ледженд, Ашер, Баста Раймс, Сиа, Келли Кларксон, Куин Латифа и другие. Таким образом он возвращает проект к его корням, которые начинались как сборник композиций, вдохновленных известными хип-хоп исполнителями.
«Гамильтон» и «1776»
Как уже упоминалось, мюзикл «1776», дебютировавший в 1969 году, берет за основу те же события, что и «Гамильтон» - а именно войну за независимость и создание декларации независимости. В отличие от «1776», где жанр не позволяет героям вести сложные диалоги, хип-хоп «Гамильтона» превращает политические дебаты в своего рода рэп-баттл между отцами-основателями, не прерывая музыку и не переходя при этом на диалоги.

«Гамильтон» — это интерпретация идеальной американской мечты, за которой в эту страну приезжают все иммигранты. «Гамильтон» чествует Американскую историю и героя – в первую очередь, это история героя-иммигранта – поднявшегося по социальной лестнице, ставшего из сироты отцом-основателем США.

Что касается исторической точности, такие мюзиклы, как «Гамильтон», и «1776» называют скорее вдохновленными историей, чем историческими, так как они содержат в себе вольное изложение исторических фактов и художественный вымысел.

Для своего времени «1776» не имел примечательных особенностей – в актерский состав входили белые актеры, одетые в соответствии со временем, которое они изображают, музыка типична для Бродвея конца 60-х годов. Несмотря на то, что в центре внимания мюзикла находится создание Декларации Независимости и люди, принявшие в этом участие, «1776» – не о людях, а об их принципах и идеях.

«Гамильтон», в свою очередь, скорее биография личности и история эволюции героя из бедного, незаконнорожденного иммигранта в одного из лидеров государства. Тексты песен вращаются вокруг главных ценностей, представленных в мюзикле основой американской идентичности – свободы и труда. В строчке «Immigrants! We get the Job Done!» заложен основной смысл произведения – люди даже самого непримечательного происхождения могут повлиять на ход истории и вписать в нее свое имя. В этом заключается идеальная американская мечта: твое происхождение никак не влияет на твои идеи и ценности, которые ты представляешь. Самое страшное для Гамильтона, репрезентирующего основные американские ценности – это не оставить ничего после себя. В первой половине мюзикла мотив «my shot» повторяется чаще всего, так как он показывает готовность героя действовать, прилагать усилия, желание оставить после себя наследие. Второй акт заканчивается строчками «Что такое наследие? / Это сажать семена в саду, который ты никогда не увидишь».
Иммигранты и Бродвей
Бродвейский мюзикл — творение иммигрантов и их детей. Сложно представить, как бы выглядел Бродвей без их вклада. С самого его расцвета они играли важную роль в успехе музыкального театра, так как многие композиции в постановках были вдохновлены музыкальной культурой, традиционно присущей афроамериканцам, латиноамериканцам и другим иммигрантам, прибывавшим в США. Роль, которую сыграли иммигранты и их дети в формировании музыкальных жанров 20-го века хорошо известна. Многие успешные композиторы и сценаристы Бродвея были детьми еврейских иммигрантов, включая известного композитора Джорджа Гершвина, написавшего оперу «Порги и Бесс». Гершвин мог интерпретировать культурные особенности своего народа под американскую музыкальную культуру, хорошо ориентируясь и в классической музыке, и в джазе, и в поп-музыке того времени.

Иммигранты принимали участие не только в создании музыки, но и непосредственно в формировании Бродвея таким, каким мы видим его сейчас. Одним из самых примечательных примеров является Рубен Мамулян, иммигрировавший в Америку из Грузии. В 1927 году Мамулян срежиссировал «Порги» с актерским составом, полностью состоявшим из темнокожих актеров, а позже работал с Джорджем Гершвином над «Порги и Бесс». Он также принял участие в первых постановках "Оклахомы!" (1943), "Карусели" (1945) и "Затерянного в звездах" (1949). Многие пьесы, на которых были основаны постановки, рассказывали истории представителей темнокожего населения, но именитые белые режиссеры отказывались работать с темнокожими актерами, отдавая предпочтение белым актерам и «блэкфейсу», который был распространён в то время. В отличие от них, Мамулян хотел достоверно отобразить афроамериканскую культуру, поэтому провел много времени, изучая реалии жизни афроамериканских коммун. Несмотря на предрассудки, постановка «Порги» была хорошо встречена критиками и положила начало успешной карьеры Мамуляна.
Проблема репрезентации расовых и этнических меньшинств на Бродвее
Существует фундаментальное недопонимание, что означает добавить культурную и гендерную специфику на сцену театра. Разнообразие в его основе означает, что есть множество вещей, которые составляют единое целое, имеющие при этом различные формы и виды, разнообразие может быть достигнуто только при наличии его репрезентации. Многие индустрии пытаются добиться разнообразия, сохраняя при этом большинство вещей неизменными и однородными, добавляя только одну черту различия. Но определение слова «разнообразие» позволяет нам понять, что такой тип мышления является неправильным. Чтобы добиться разнообразия на сцене, оно должно стать правилом, а не исключением. Идея разнообразия как простого включения представителей расовых/этнических меньшинств в бродвейский нарратив не только не соответствует определению этого слова, но и не обладает глубинным пониманием того, насколько непропорционально соотношение привилегированного населения и маргинализированных групп на сцене.

Согласно ежегодному отчету The Asian American Performers Action Coalition (AAPAC) об этническом разнообразии на сценах Нью-Йорка, театральный сезон 2015-16 в Нью-Йорке был самым разнообразным за всю историю: около 35% ролей были представлены цветными актерами и актерами с ограниченными возможностями. Для сравнения, в следующем сезоне для репрезентации расовых/этнических меньшинств сократилась до 29%. При этом, представительство латиноамериканцев на сцене имело наибольший спад: с 8% в сезоне 2015-16 оно опустилось до 2,9% .

В мюзикле «На высотах», дебютировавшем на Бродвее в 2008 году, рассказывается история латиноамериканского сообщества с музыкой, комбинирующей хип-хоп, латиноамериканские мотивы и современный музыкальный театр. Из-за проблем, связанных с прибыльностью таких шоу в индустрии, «На высотах» не предполагался как хите. Тем не менее, мюзикл смог привлечь аудиторию и выиграть множество театральных и музыкальных премий, включая «Тони» и «Грэмми».

«Гамильтон» был назван прорывом за его уникальный актерский состав, в котором цветные люди играют отцов-основателей США несмотря на то, что исторически эти герои были белыми. Его можно назвать одной из попыток увеличения репрезентации меньшинств на бродвейской сцене, а именно примером нетрадиционного кастинга (color-blind casting), который относится к практике кастинга актеров без учета «традиционной» расовой или этнической принадлежности персонажа. Например, кастинг темнокожих актеров на роль Жана Вальжана из «Отверженных» тоже можно назвать случаем нетрадиционного кастинга.

Репрезентация на Бродвее – это сфера постоянной борьбы, которая будет продолжаться до тех пор, пока существует мнение, что постановки с участием меньшинств или маргинализированных групп оказываются не такими популярными, как традиционные постановки, и не могут привлечь большую аудиторию. Цветных актеров на Бродвее много, однако доступных им ролей оказывается недостаточно. Реализуя такую практику, как нетрадиционный кастинг, не учитывающий гендерную или расовую принадлежность, Бродвей может открыть свои двери большому количеству актеров всех рас и гендеров.
Американские ценности в «Гамильтоне»
В ноябре 2016 года вице-президент США Майк Пенс посетил одно из выступлений «Гамильтона», после чего был освистан публикой театра. Один из актеров, обращаясь к нему со сцены, заявил, что, как небелый американец, он боится, что правительство не сможет его защитить. После этого случая президент Трамп потребовал актерский состав мюзикла извиниться за свою грубость.

Этот скандал можно трактовать как призыв к администрации Трампа отстаивать американские ценности и выступать за права всех американцев. Как было отмечено ранее, феномен «Гамильтона» имеет множество параллелей с идеями и политикой президента Обамы. Он вступил в должность президента олицетворением новой надежды и идеей того, что американцы верят в принципы свободы и равенства, на которых основана их страна, и что они преодолеют свои предубеждения, чтобы снова к ним вернуться. Администрация Обамы поставила перед собой задачу «открыть двери Белого дома как можно шире и продемонстрировать различные формы американского искусства».

Несмотря на то, что действие мюзикла происходит в прошлом, некоторые идеи можно применить к США настоящего, конкретно – к периоду президентства Барака Обамы. Во многих аспектах мюзикла присутствует художественный вымысел, однако Миранда демонстрируют глубокое знание реальной истории и принципов основания США.

В интервью «The New Yorker Radio Hour» Миранда говорит о том, что можно с легкостью взять слова из рэп-баттлов «Гамильтона» и поместить их в уста современных политиков, при этом они останутся такими же актуальными, потому что конфликт между Гамильтоном и Джефферсоном – это противоречия, которые будут всегда. Политический контекст лучше всего заметен на примере композиции «The Room Where It Happens»: в ней говорится о том, что правление через власть привилегированных людей требует изменений, необходимо править с помощью народной воли, а сама «комната, где это происходит» должна быть перенесена на всеобщее обозрение. «Больше всего я горжусь тремя куплетами этой песни: они показывают все, о чем идет речь в этом шоу, а также говорят о чем-то принципиально важном в современной политике, то, что я никогда не смог бы выразить словами, пока не появились эти строки» - пишет Миранда в книге «Hamilton: The Revolution».

В песне «One Last Time», также исполненной в январе 2017 года в Белом доме, говорится о решении Вашингтона не выдвигаться на третий срок, что было актуально на тот момент, так как в это время заканчивался второй срок президентства Обамы. В песне также упоминаются темы, которые изучал Вашингтон, в том числе предубеждение против «постоянных альянсов» и чрезмерной приверженности одной команде.

Какими бы инновационными ни казались речи Обамы или мюзикл «Гамильтон», они несут в себе традиционные американские устои, они не изобретают американский характер, а обозначают его. Речи Обамы и шоу Миранды так сильно резонируют с аудиторией, потому что они находят способы возродить революцию, идущую со времен Гамильтона, которая побудила американцев видеть себя и друг друга как равных в растущей молодой многонациональной стране.

Согласно авторам сборника «Historians on Hamilton: How a Blockbuster Musical is Restaging America's Past», «Гамильтон» стал новым «гражданским мифом». История, которая рассказывается в «Гамильтоне», во многом объединяет прогрессивные и консервативные взгляды на историю США. Рассказывая эту историю, «Гамильтон» использует современные афро-латинские музыкальные формы, и, давая возможность афро-, латино- и азиато-американцам играть роли отцов-основателей, Гамильтон расширяет традиционный американский нарратив, чтобы уделить должное внимание цветным людям, которые оказались в маргинальном положении в гражданских мифах Америки. Репрезентативность «Гамильтона» заключается в его способности предложить свою интерпретацию как тем, кто долгое время владел повествованием, так и тем, кого давно исключили из него.
Историческая достоверность "Гамильтона"
Несмотря на свой успех, «Гамильтон» породил множество споров в историческом сообществе на тему того, какой культурный эффект несет в себе такая репрезентативность актерского состава. Мнения историков разнились: одни считали, что разнообразный каст является важной частью идентификации современного американского сообщества, другие – то, что темнокожие актеры играют белых колонизаторов, которые были работорговцами, умаляет вклад реального темнокожего населения в историю США и насильственную природу рабства.

После своего дебюта в 2015 году, «Гамильтон» получил множество положительных отзывов как со стороны зрителей, так и со стороны академиков. Одной из первых статей стал отзыв в блоге, посвященной ранней истории США The Junto, написанный совместно с американским исследователем Бенджамином Карпом под названием «Guest Post: Bastard out of Nevis: Lin-Manuel Miranda's Hamilton». В статье говорится о совершенно новом взгляде на известную историю, очеловечивании отцов-основателей США и важности этнической репрезентации. Карп говорит о том, как постановка соотносится с современным движением Black Lives Matter за права темнокожего населения. Статья также упоминает о некоторых исторических неточностях, но делает акцент на том, что «Гамильтон» является интерпретацией истории, а не исторической книгой, поэтому вольности, подходящие под современный нарратив, могут быть допустимы.

Хезер Нейтанс, профессор театра из университета Мериленда, в статье «Crooked Histories: Re-presenting Race, Slavery, and Alexander Hamilton Onstage» пишет о положительной стороне расовой репрезентации в «Гамильтоне». Нейтанс отвергает идею о рассмотрении «Гамильтона» как революционного произведения и приводит в пример другие пьесы, в которых рассказывается о сложностях борьбы небелого населения за свои права. Автор пишет, что говорить о «революционности» произведения рано – его настоящую ценность может показать только его наследие. «Если это поменяет практику кастинга на Бродвее, если это изменит вопросы, которые зрители задают о том, кто вершил американскую историю или о чьих историях может быть рассказано, даже если о них не написано в архивах, тогда это действительно можно будет считать революцией». В целом, Нейтанс говорит о предполагаемом положительном эффекте, который может принести мюзикл.

Основная критика «Гамильтона» вызвана искажением представления об отцах-основателях с помощью их репрезентации через цветных актеров. Это может исказить понимание зрителем реальной обстановки США в конце 18 века. Несмотря на то, что все главные герои «Гамильтона» представлены актерами разного национального и этнического бэкграунда, история умалчивает о положении рабов и реального цветного населения в США 18-го века. В отличие от «1776», где белые герои рассуждают на тему того, хорошо или плохо рабство, «Гамильтон» о нем не упоминает несмотря на то, что рабство было одной из ключевых тем 18-го века.

Академическое сообщество критикует Миранду за то, что он слишком сильно полагается на книгу Чернова и не обращает внимания на другие исторические факты, которые в ней не упомянуты. Многие историки также критиковали и саму биографию, называя ее хвалебной одой. Из-за этого возникает ряд исторических неточностей, местами – ложных фактов, добавленных для драматизации сценария. Так, главные герои, в частности сам Александр Гамильтон, представлены своего рода аболиционистами (аболиционизм в США – движение за отмену рабства), что резонирует с реальными историческими фактами, указывающими на то, что Гамильтон, с большой вероятностью, владел рабами, так как женился на Элизабет Скайлер, отец которой был известным рабовладельцем.

Также большая часть критики аболиционизма коснулась актеров, играющих Томаса Джефферсона и Джорджа Вашингтона, которые были жестокими рабовладельцами. В августе 2015 года американский академик Ишмаэль Рид опубликовал свое эссе под названием «Hamilton: the Musical: Black Actors Dress Up like Slave Traders…and It's Not Halloween», в котором он раскритиковал вышеупомянутых актеров, спрашивая, как они могут представлять этих персонажей «героями», зная, кем они были на самом деле. Рид называет главных героев мюзикла лицемерами – несмотря на то, что они сами были рабовладельцами, о чем умалчивается в шоу, они обвиняют короля Георга III в торговле рабами, тем самым ставя себя на моральный пьедестал. «Знают ли они, что Джордж Вашингтон известен своими стратегиями по возвращению сбежавших рабов?» - пишет Рид. Он также спорит с авторами других статей, писавшими о роли «Гамильтона» в движении Black Lives Matter, объясняя это тем, что движение полностью резонирует с карикатурами на сцене, которые в свое время считали рабов объектами, били их, насиловали, продавали, убивали и принуждали тяжело работать против их воли.
Некоторые академики, выступающие в поддержку «Гамильтона», говорят, что мюзикл нельзя воспринимать как исторический источник, так как он, как и любая другая постановка, создан с целью развлечения. Когда история вращается вокруг прошлого, она стремится не только развлекать, но и давать знания, а также стимулировать чувства, улучшать понимание. Для этого иногда приходится жертвовать исторической точностью.

Исследователи также отмечают, что здесь имеет место быть феномен, известный под названием «Founders Chic». «Founders Chic» – это культ вокруг отцов-основателей и их вклада в историю США. Интерес к их персонам со временем рос и падал, так же, как и восхищение ими и их достижениями. Историю отцов-основателей можно сравнить с британскими легендами о короле Артуре. Каждая новая история все больше удалена от реальности, мифологизируя жизнь и деятельность отцов-основателей. Параллели между политикой в «Гамильтоне» и современной политикой США очевидны – на самом деле отцы-основатели не были такими прогрессивными, какими они показаны в мюзикле. Как уже упоминалось выше, такие искаженные факты, как аболиционизм Гамильтона, способствуют романтизации героя. «Гамильтон» — это скорее вымышленное переписывание жизни отцов-основателей, простое и понятное, которое можно оценить как социальный комментарий о нынешней политической обстановке.

Нельзя также не упомянуть мнение самого актерского состава, являющегося, по своей сути, репрезентацией своего же народа. Дейвид Диггс, как и Лесли Одом-младший, исполнившие роли Лафайета/Томаса Джефферсона и Аарона Берра соответственно, говорят о «чувстве причастности к американской истории». То, о чем говорит Диггс – это переосмысление прошлого. В одном из своих интервью Лин-Мануэль Миранда сказал: «это история об Америке того времени, рассказанная Америкой современности». Первоначальное решение о формировании такого актерского состава было продиктовано не целью умалить достижения темнокожего населения того времени или умолчать о насильственной природе рабства, а рассказать американскую историю современными американцами, которые составляют население сейчас, и сократить культурную дистанцию между прошлым и настоящим.

При этом, рассматривать мюзикл, имеющий под собой острую социальную тематику, как исключительно развлекательный жанр было бы неправильно. В стране, где люди, не являющиеся белыми мужчинами, по-прежнему подвергаются банальной дискриминации и продолжают страдать от последствий угнетения, рассказывать эту историю с целью пробудить в цветном населении чувства близости отцам-основателям затрудняет видение реальной обстановки и усугубляет неравенство, которое присутствует в жизни людей и сейчас. Таким образом, «Гамильтон» способствует романтизации этой эпохи, скрывая за собой целый айсберг проблем, включая расизм, сексизм и другую дискриминацию. Необходимо понимать, что эти люди сознательно основывали эту страну на принципах белого превосходства и расизма, отголоски которого слышны и в 21 веке.

Пока «Гамильтон» остается одним из самых кассовых Бродвейских мюзиклов, вокруг него будут вестись споры. Что касается критики кастинга, актерский состав «Гамильтона» меняется, становится более национально разнообразным. Несмотря на это, критика темнокожих актеров в ролях отцов-основателей остается релевантной – отцы-основатели в «Гамильтоне» все еще представлены темнокожими актерами.

Своей популярностью «Гамильтон» привлек большое количество американцев, включая молодое поколение, к изучению истории, однако из-за исторических несоответствий у зрителей может складываться ложное представление о героях и их исторических прототипах. В своих интервью Миранда говорил, что «чувствовал огромную ответственность быть исторически точным, насколько это возможно», однако его представление о Гамильтоне является художественным и драматизированным и имеет в себе ряд неточностей. Несмотря на то, что мюзикл основан на биографической книге, которая позиционирует себя как исторически точная, историки приходят к выводу, что вдохновляться им как исторически правдивым произведением не стоит. Даже если зритель понимает, что происходящее на сцене может не являться полностью исторически достоверным, «Гамильтон» может оказать влияние на формирование мнения о том или ином историческом событии. Так, например, нужно понимать, что Анжелика Скайлер была не сильной афроамериканской женщиной, которую мы видим на сцене, а богатой белой рабовладелицей. Важно, чтобы люди рассказывали историю своего же народа, поэтому отсутствие темы рабства и, соответственно, вклада цветных людей в историю США, может иметь отрицательный эффект на восприятие людьми истории в целом. С другой стороны, кастинг color-blind дает шанс актерам попробовать себя в традиционно белых ролях, а зрителям – увидеть себя героях.

Другая проблема заключается в доступности мюзикла для аудитории, на которую он был рассчитан. Сейчас билеты стоят намного дешевле, чем несколько лет назад, когда «Гамильтон» был на пике своей популярности. Тогда даже самые дешевые билеты невозможно было купить менее чем за 500 долларов, а места в центре стоили более 3000 долларов каждый. Даже сейчас Бродвей остается одним из наиболее элитарных видов развлечения, поэтому его могут посетить в основном люди с большим достатком.

Поэтому была создана 10-долларовая лотерея Ham4Ham – именно на 10 долларах изображен Александр Гамильтон – которая разыгрывается за два дня до представления. Когда «Гамильтон» только готовился к дебюту на Бродвее в августе 2015 года, Лин-Мануэль Миранда курировал серию шоу с тем же названием Ham4Ham – это были бесплатные публичные выступления перед театром. Многие выступление были сняты фанатами и загружены на YouTube, предоставляя бесплатный доступ к дорогому распроданному мюзиклу. Сейчас мюзикл стал еще более доступным — в июле 2020 года Лин-Мануэль Миранда и компания Disney выпустили телеверсию «Гамильтона» на больших экранах.
Заключение
Возвращаясь к нашим гипотезам, можно сказать, что они подтвердились. «Гамильтон» является очень неоднозначным проектом, который, с одной стороны, привнес большой вклад в репрезентацию как меньшинств на Бродвее, так и американской культуры в целом, но при этом, в некотором роде, умаляет исторический контекст формирования нации. Театральный сезон, в котором «Гамильтон» совершил свой дебют, вошел в историю, как один из наиболее этнически разнообразных, и поднял планку для последующих сезонов.

Несмотря на неоспоримый кассовый успех, мюзикл получил гораздо больше негативных отзывов, чем может казаться на первый взгляд – возможно, здесь ключевую роль играет столкновение ценностей и интересов, так как мнения авторов критических статей разделились на тех, кто считал искажение исторического контекста неприемлемым и тех, кто считал «Гамильтон» прорывом.

«Гамильтон» — это пример многоуровневого искусства, сочетающего в себе познавательное и развлекательное. Он вызывает интерес к основанию США со стороны всех граждан, независимо от их политических взглядов. «Гамильтон» показал людей, стоявших у истоков образования нации, которые создали основу нынешней экономики страны, и то, как знание прошлого может быть применимо в современном мире.
Автор статьи — Ольга Степаненко
студентка 2 курса программы "Медиакоммуникации" НИУ ВШЭ
2020
Made on
Tilda